Кишечная непроходимость в следствие кесарева

Случай посвященный проблеме диагностики и лечения острой кишечной непроходимости в сочетании с беременностью. Трудности диагностики и лечения острой кишечной непроходимости при беременности, высокий процент послеоперацинных осложнений и летальных исходов диктуют необходимость дальнейшего изучения проблемы в целях повышения качества предоставления помощи для снижения репродуктивных потерь при беременности. Острая кишечная непроходимость ОКН - понятие, объединяющее ряд заболеваний, общим для которых является нарушение проходимости в просвете кишки. Частота острой кишечной непроходимости неуклонно растет, особенно спаечной, вследствие высокой хирургической активности.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Показания к неотложному кесареву сечению

Remember Me. Московский государственный медико-стоматологический университет им. Евдокимова, Москва, Россия. Проблема коррекции моторно-эвакуаторных нарушений пищеварительного тракта, развивающихся в послеоперационном периоде, крайне злободневна и актуальна в современном здравоохранении.

Несмотря на возможность развития пареза кишечника после любого оперативного вмешательства, чаще всего последний служит следствием увеличения объема операции, выполнения мультивисцеральных резекций с множественными анастомозами, а также расширенных вариантов лимфодиссекции при онкохирургических вмешательствах.

Следует признать, что на сегодняшний день общепризнанной адекватной схемы профилактики и лечения послеоперационного пареза желудочно-кишечного тракта не разработано и требуется проведение дальнейших углубленных изучений с созданием алгоритмов действия и клинических рекомендаций.

Послеоперационный динамический илеус следует считать крайне нежелательным, тяжелым и весьма частым осложнением оперативных вмешательств на органах брюшной полости и забрюшинного пространства, что резко удлиняет сроки стационарного лечения, а также приводит к увеличению финансовых затрат до млн долл. Несмотря на возможность развития подобных нарушений моторно-эвакуаторной функции пищеварительного тракта после любого трансперитонельного вмешательства, чаще всего развитию пареза способствует увеличение объема оперативного пособия, выполнение мультивисцеральных резекций с множественными анастомозами в брюшной полости, а также выполнение расширенных вариантов лимфодиссекции при онкохирургических вмешательствах [2, 3].

Ряд авторов подобные изменения перистальтики трактуют как следствие интраоперационной травмы богатой рецепторами брюшины с мгновенной активацией симпатоадреналовой системы как защитной реакции макроорганизма в сроки до 3—4 суток после операции [4]. Патогенез подобных изменений весьма многообразен: микроциркуляторные нарушения в стенке кишечника, повышение активности симпатоадреналовой системы, выброс и циркуляция в крови большого количества провоспалительных цитокинов, действие компонентов наркозных смесей, лекарственных препаратов, опиоидных анальгетиков и т.

Есть основание полагать даже определенный вред подобной механической подготовки кишечника, т. Bucher et al. Весьма перспективным видится применение пробиотиков, что доказывается в обзоре S. Bengmark et al. Хотя справедливости ради следует признать, что предоперационное использование подобных препаратов не получило широкого распространения в плановой хирургии для экстренных вмешательств выглядит казуистично , что весьма ограничивает их применение после абдоминальных оперативных вмешательств [7].

Данная трансформация ведения предоперационного и как следствие — послеоперационного периодов способствует сокращению длительности госпитализации, а также минимизации риска развития грозных осложнений, связанных с послеоперационной мальдигестией у данных пациентов [7, 11]. Крайне важно соблюдение протоколов периоперационного менеджмента в отношении пациентов с выполняемыми расширенными абдоминальными вмешательствами. Доказана эффективность эпидурального обезболивания по сравнению с опиоидными анальгетиками в раннем послеоперационном периоде, что проиллюстрировано серией систематических обзоров как снижение сроков восстановления моторики кишечники с 37 до 24 часов в группе эпидуральной анастезии [4, 7].

Тренд последних десятилетий, заключающийся в активном применении малоинвазивных технологий, резко сократил сроки восстановления перистальтики кишечника и риск пареза в группе пациентов, оперированных лапароскопически по сравнению с традиционной лапаротомной хирургией [12].

Безусловно, применение подобных технологий считается в настоящее время уже рутинной практикой, хотя в работе R. Kuruba et al. Вышеприведенный тезис обосновывается серией рандомизированных исследований с применением жевательной резинки для восстановления перистальтики кишечника после аппендэктомии, кесарева сечения, колоректальных и урологических операций, где отмечены сокращение пареза, более раннее отхождение газов и экономическая преференция подобного подхода [14—17].

Дискутабельной видится рутинная назогастральная декомпрессия с целью профилактики динамической кишечной непроходимости ДКН , что, согласно результатам серии рандомизированных исследований, не только неэффективно, но и способствует пролонгации восстановления пропульсивности кишечника после оперативных вмешательств [4, 7].

Также лими-тировано применение ингибиторов циклооксигеназы Несмотря на их выраженное противовоспалительное действие, крайне велик риск развития сердечно-сосудистых осложнений, а также увеличение доли несостоятельности анастомозов на примере колоректальной хирургии [11, 18].

К сожалению, рутинная практика большинства хирургических клиник подразумевает лишь декомпрессию проксимальных отделов желудочно-кишечного тракта и проведение массивной инфузионной терапии для коррекции волемических и электролитных нарушений [4, 19]. Последний аспект весьма спорен, так как избыточная водная нагрузка потенцирует висцеральный отек, способствует замыканию circulus vitiosus с усугублением паретического илеуса и утяжелением состояния пациента [3, 20]. Широкий спектр фармакологического арсенала и ряд на первый взгляд прогрессивных методик не получили всеобщей огласки в связи с отсутствием убедительных доказательств их эффективности или значительным спектром осложнений и побочных эффектов.

Активное развитие фармакопеи привело к появлению огромного спектра препаратов, напрямую или косвенно влияющих на моторно-эвакуаторную функцию пищеварительного тракта и применяемых с целью коррекции пареза.

К настоящему времени доказано влияние снижения биологической активности клеток APUD-системы продуцентов серотонина — субстанции Р и мотилина , участвующих в работе мигрирующего миоэлектрического комплекса кишки и определяющих локальную гемоперфузию кишечной стенки, на возникновение послеоперационного пареза [3].

Это объясняет широкий интерес к изучению препаратов серотонинергической группы с целью профилактики и лечения послеоперационного пареза: данная терапия способствует высвобождению ацетилхолина из постганглионарных нервных окончаний в ауэрбаховском межмышечном нервном сплетении, способствуя восстановлению пропульсивной перистальтики [2, 4, 20]. К сожалению, клинических рекомендаций о целесообразности подобной терапии при послеоперационных парезах с высоким уровнем доказательности в доступной литературе нами не отмечено, хотя имеются работы об их эффективности в снижении числа случаев тошноты и рвоты после ряда хирургических абдоминальных операций [21, 22].

Рассматривая вопросы ДКН, нельзя не осветить столь часто и повсеместно применяемые препараты ингибиторов холинэстеразы неостигмина метилсульфат.

При анализе серий рандоминизированных исследований и case reports studies получены доказательства обоснованности применения неостигмина как безопасной и эффективной меры в курации пациентов с илеусом, что, однако, требует мониторинга побочных эффектов препаратов данной группы брадикардия, холинергический криз с развитием паралича дыхательной мускулатуры и др.

По данным В. Caliskan et al. В работе B. Kram et al. Сами авторы оценили эффективность подобной терапии как высокую, но рекомендовали ограничить использование ингибиторов холинэстеразы пациентами с аномалиями проводящей системы сердца, AV-блокадами 2-й и 3-й степеней, бронхиальной астмой, стенокардией, также после резекции кишечника с первичным анастомозом риск развития несостоятельности.

Последний аспект отдельно изучался M. Emirleroglu et al. Авторы сделали заключение о неоспоримой роли неостигмина в ускорении сроков заживления толстокишечных анастомозов. Положительной стороной применения препарата следует признать возможность его применения при т. По мнению A. Bauer et al. Помимо неостигмина в последние годы активно изучается влияние дистигмина бромида на восстановление моторно-эвакуаторных нарушений в абдоминальной хирургии. Положительный опыт описан в работе K.

Kobayashi et al. Применение метоклопрамида как варианта профилактики и, возможно, коррекции послеоперационной ДКН изучается далеко не первый год. При анализе работ, в которых проведена оценка влияния метоклопрамида на парез пищеварительного тракта, оказалось, что далеко не всегда отмечается преимущество его использования по сравнению с группой плацебо по параметрам отхождения газов, нормализации перистальтических шумов, первого эпизода дефекации [4, 20].

При этом в последние годы встречаются работы, указывающие на целесообразность применения данного препарата в комплексных схемах лечения как лекарственно-индуцированных парезов на фоне противоопухолевой терапии [30], так и моторно-эвакуаторных нарушений после кесарева сечения [31].

В последние годы в комплексных схемах активно применяют универсальный регулятор моторики пищеварительного тракта тримебутин, являющийся полным агонистом всех типов периферических опиоидных энкефалиновых рецепторов [32].

Несмотря на широкое применение препарата при функциональных гастроинтестинальных расстройствах, убедительных данных о его эффективности при послеоперационных парезах на сегодняшний день не предоставлено. Имеются указания на применение альтернативных методов лечения послеоперационной ДКН например, прием слабительных препаратов , в настоящее время малоизученных. Отмечаемое сокращение сроков отхождения газов и получения первого стула в группе применения бисакодила по сравнению с плацебо практически в 2 раза является лишь единичной иллюстрацией применения слабительных средств в послеоперационном периоде и требует проведения дальнейших рандомизированных исследований [4, 20].

Крайне перспективным видится применение электрофизиологических методов воздействия на пропульсивную активность кишечника [2, 4, 34]. Доказано наличие собственного ритма у каждого отдела пищеварительной трубки, что при синхронизации последнего с экзогенной электростимуляцией проявляется эффектом резонанса с усилением электрической и, следовательно, моторной активности пищеварительной трубки [35].

В настоящее время подобную резонансную стимуляцию используют спорадически, в основном в отношении больных в критических состояниях с выраженными нарушениями моторно-эвакуаторной функции кишечника при полной несостоятельности иных методов и средств [36], хотя получаемые результаты позволяют с оптимизмом смотреть на перспективы данного направления в ургентной хирургии, в т.

Таким образом, анализируя возможности консервативной коррекции послеоперационной ДКН, следует признать не только актуальность самой проблемы, но и отсутствие единых взглядов на патогенез и, соответственно, на лечебную тактику. Следует признать, что на сегодняшний день общепризнанной, адекватной схемы профилактики и лечения послеоперационного пареза желудочно-кишечного тракта не разработано.

Вышеприведенные данные о различных фармакологических препаратах, методах неинвазивного воздействия, а также пересмотр рутинных традиционных средств лечения и профилактики требуют проведения дальнейших углубленных изучений, в т. Iyer S. Economic burden of postoperative ileus associated with colectomy in the United States. Care Pharm. Соловьев И. Послеопера-ционный парез кишечника — проблема абдоминальной хирургии. Вестик Национального медико-хирургического Центра им.

Евсеев М. Патогенетические аспекты развития синдрома энтеральной недостаточности в послеоперационном периоде. Анналы хирургии. Хомяков Е.

Послеоперацион-ный парез желудочно-кишечного тракта. Zmora O. Colon and rectal surgery without mechanical bowel preparation: a randomized prospective trial. Bucher P. Does mechanical bowel preparation have a role in preventing postoperative complications in elective colorectal surgery? Swiss Med. Story S. Bengmark S. Bioecological and nutritional control of disease: prebiotics, probiotics, and synbiotics. Fearon K. The nutritional management of surgical patients: enhanced recovery after surgery.

Noblett S. Pre-operative oral carbohydrate loading in colorectal surgery: a randomized controlled trial Colorectal. Sim R. Prospective randomized, double-blind, placebo-controlled study of pre- and postoperative administration of a COXspecific inhibitor as opioid-sparing analgesia in major colorectal surgery.

Person B. The management of postoperative ileus. Kuruba R. Epidural analgesia and laparoscopic technique do not reduce incidence of prolonged ileus in elective colon resections.

Shang H. Gum chewing slightly enhances early recovery from postoperative ileus after cesarean section: results of a prospective, randomized, controlled trial.

Schuster R. Gum chewing reduces ileus after elective open sigmoid colectomy. Purkayastha S. Meta-analysis of randomized studies evaluating chewing gum to enhance postoperative recovery following colectomy. Zaghiyan K. A prospective randomized controlled trial of sugared chewing gum on gastrointestinal recovery after major colorectal surgery in patients managed with early enteral feeding.

Rushfeldt C.

Особенности диагностики и акушерской тактики при острой кишечной непроходимости

Когда женщина понимает, что она беременна, ей хочется знать, что будет происходить с ней и ее ребенком в последующие 9 месяцев, как защитить и выносить свое дитя. Заболевания пищеварительной системы являются самыми частыми хроническими болезнями у беременных, которые выявляются у больных из обследованных терапевтом женской консультации [9,15]. Болезни органов пищеварения сказываются на состоянии и самочувствии беременных женщин, на развитии плода, и часто течение этих болезней видоизменяется под влиянием беременности. Тем не менее, изучению болезней кишечника у беременных уделяется мало внимания. Возможно, это обусловлено отсутствием выраженного патологического влияния болезней кишечника на гестационный процесс, а также сложностью методов обследования, многие из которых во время беременности противопоказаны.

Послеоперационный парез кишечника в акушерско-гинекологической практике

Remember Me. Московский государственный медико-стоматологический университет им. Евдокимова, Москва, Россия. Проблема коррекции моторно-эвакуаторных нарушений пищеварительного тракта, развивающихся в послеоперационном периоде, крайне злободневна и актуальна в современном здравоохранении. Несмотря на возможность развития пареза кишечника после любого оперативного вмешательства, чаще всего последний служит следствием увеличения объема операции, выполнения мультивисцеральных резекций с множественными анастомозами, а также расширенных вариантов лимфодиссекции при онкохирургических вмешательствах.

Университет

.

.

Острая кишечная непроходимость у беременных

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Жизненная история. Смотреть всем! Боли в животе, стома, грыжа, спайки, кишечная непроходимость.

Комментариев: 2

  1. Таймураз:

    В левом Яичке девочки в правом мальчики. девочки налево мальчики направо

  2. rustemov.rashid:

    Нормальная статья.сами вы тупые